Солнышко
Солнышко

Поймите и простите

В январе 2012 года не стало скромного, талантливого, доброго и бескорыстного человека Виталия Селезнёва. Он сам ушёл в мир иной.  «Устал от боли душевной, физической,  от человеческой грязи и несправедливости», - в отчаянии написал он в прощальном письме к сестре Марии, которую горячо любил, всегда проявлял о ней заботу, радовался её успехам, как старший брат, как настоящий мужчина, хотя на самом деле был на два года младше её.

Всего 24 года, студент пятого курса исторического факультета, музыкант от Бога, трудолюбивый, честный и независимый Виталий получил от жизни столько испытаний, горя и человеческого равнодушия, что этого могло бы сполна хватить на десять людских судеб. При этом он не озлобился, не разочаровался в жизни, его помыслы были чисты и романтичны. Он, в очередной раз, просто устал от безысходности, нет, это не оправдание его грешного выбора покончить со всеми бедами разом и навсегда, просто это осознание той минутной горечи, которая бывает, наверное, у каждого человека в трудные минуты жизни, но не всегда приводящая к сведению с ней счетов.

Почему  горит душа и очень хочется рассказать об этом светлом человеке? Виталик и Мария около трёх лет жили в нашем центре «Солнышко» как дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Позднее они стали социальными сиротами, не имеющими не только заботливых родителей, но и своего жилья. Мать беспробудно пила, оставляла детей одних в съёмной комнате, отец в это время сидел в тюрьме и был болен туберкулёзом.  Мать имела сожителя тоже, как и она, он нигде не работал, иногда подрабатывали рабочими на рынке или на свалке, всё, что получали, пропивали и жили на мизерные детские пособия. «Любимый» мужчина матери, будучи в сильном подпитии, проявлял жестокость и необузданную агрессию по отношению к детям, они ему мешали. Виталик и Машенька постоянно получали от него подзатыльники, грубые тычки, а самым эффективным методом воспитания отчима был солдатский ремень с пряжкой. За неуплату комнаты хозяева часто выселяли семью, и матери приходилось много раз менять место жительства. Антисанитария жилища, отсутствие элементарных условий для нормальной жизни детей, безразличие матери к детям – всё это делало жизнь ребят невыносимой, они убегали из дома, пропускали уроки в школе, постоянно хотели есть.  Уроки приходилось делать на софе, так как не было стола, а спали Виталик и Машенька на холодном полу,  потому что на софе почивали мать с сожителем. Дети были вынуждены   видеть и слышать пьяные дебоши и непотребные ночные разборки, так называемых, родителей.

Когда мать в очередной раз пропала на две недели, ребят забрала к себе старшая сестра, а по ходатайству органов опеки дети  попали в «Солнышко», где их сразу полюбили, стали проявлять особую заботу психологи, они были любимыми и успешными учениками у педагога учебной комнаты. Виталя учился в третьем классе, а Машутка – в пятом. Красивые, скромные, одетые в новые одежды, они очень старались быть прилежными во всём. Виталька ложась в кровать закрывался одеялом с головой и затихал там. Когда ему говорили, что так делать не надо, дышать трудно под одеялом, он проникновенно шептал: «Чистое бельё так вкусно пахнет, мне нравится…»

Виталик был скрытным, застенчивым и неразговорчивым мальчишкой, но когда с ним общались его любимые воспитатели, кому он верил,  охотно поддерживал беседу. Ребята очень быстро адаптировались к новым условиям, повеселели, стали учиться на четвёрки и пятёрки, с большим интересом и прилежанием делали уроки, что было совсем несвойственно другим  нашим воспитанникам. Виталик много читал, любил книги с военной тематикой, активно занимался спортом, вместе с сестричкой охотно участвовал во всех мероприятиях центра.

После того как мать лишили родительских прав, ребят отправили в один из самых лучших детских домов города Архангельска. Там их очень любили, помогли развить музыкальные способности Виталия, но у него была заветная мечта: стать профессиональным военным. После седьмого класса его решили устроить в суворовское училище.  Во время медицинского обследования обнаружилось, что у мальчишки одна почка, что и явилось противопоказанием для военной карьеры спортивного, сильного и мужественного Виталика, каким привыкли все его видеть. Это был такой удар для всех, а особенно для мальчишки, который стремился стать профессиональным военным. В один миг разрушилась  большая мечта всей его жизни. Долго не мог Виталик успокоится после такого трагического приговора врачей. Он старался не показывать своих страданий,  не плакал, просто ещё больше замыкался в себе, но когда  оставался один, долго и безутешно рыдал от бессилия что-либо изменить.

Через некоторое время Виталик всерьёз увлёкся игрой на русской гармошке и баяне, он забывался, успокаивался, стал играть на концертах, различных праздниках, хотя при этом всегда очень волновался. Как-то раз, на одном торжественном мероприятии в Марфином доме мы неожиданно друг для друга встретились. Студент пятого курса исторического факультета Селезнёв Виталий был активным участником  праздничного концерта. Его вдохновенная игра на русской гармошке удивляла и радовала всех присутствующих.  Он чувствовал наше восхищение, поддержку и по-мальчишески робко смущался.  Когда  в порыве восторженных эмоций  спрашивала: «Как ты!? Учишься, молодец, держись, Виталик, даже, если очень трудно! Ты справишься, верю в тебя!» - он ещё больше робел, чувствуя искреннюю заботу и внимание.  Я и предположить не могла тогда, что творилось в его юной душе. К тому времени он уже перенёс и микроинсульт, и новые проблемы со своим здоровьем, связанные с функцией его единственной почки.  Уходя, он тихо произнёс: «Устал от физической и душевной боли!».

Мечтал приехать на масленицу в «Солнышко», встретиться с нашими детьми, поучаствовать в празднике, увидеться с любимыми педагогами. Он очень хотел жить… И вдруг! Как гром среди ясного неба, такое печальное и неестественное известие от Маши в интернете. На День Учителя он послал на мою страницу  сочинённые им музыкальные мелодии и написал: «Вот слова бы придумать, и будет песня, у меня не получается». Тогда он был ещё жив, а я плакала от счастья и радости за него,  за Машу. «Это моё поздравление Вам с праздником!» - скромно сообщил Виталик. Он наиграл на баяне ещё три ретро- мелодии: «О дружбе», «Виновата ли я» и «Одинокая гармонь» … Это я сейчас чувствую, какая пронзительная тоска и неимоверная грусть звучит в его незамысловатых   музыкальных  опусах, он будто кричит: «Услышьте меня! Поймите! И простите!»

Он снова мечтал. Хотел быть сельским учителем.  «Буду жить на природе, вдали от городской суеты» - тихо сообщил сестре о своём решении Виталий. Накануне этого трагического события, Маша и Виталий получили как сироты долгожданную квартиру и оформляли её приватизацию. Успели ли? Виталий очень хотел жить, у него была куплена на сиротские сбережения и заработанные летом рубли не дорогая машина, на которой он подрабатывал как таксист. Он был верующим человеком, и каждое лето помогал своими руками строить под Архангельском часовенку. Не выдержал адских мук от боли и ушёл, оставив вечные страдания своей горячо любимой сестре, с которой они были не только кровно едины, но и духовно связаны как зёрнышки одного колоска крепко держащиеся друг за друга. Верно, сказано: «Жив человек до тех пор, пока о нём помнят…» Будем  беречь память о добром,  скромном пареньке с чистой русской душой, на долю которого выпало немало горя и печали, но в, то же время, на его жизненном пути встречалось немало надёжных и заботливых людей,  дружбу с которыми он высоко ценил и был до конца предан ей.  Многие из  его страданий  нам так и остались неведомы. А может ему помогли уйти? 

Пусть милосердный Боже

Простит тебе твой грех,

Ведь ты на смертном ложе

Простил обиды  всех.

 

октябрь 2013 г.

Создание сайта — infuze